ВЫСЛАТЬ НОВЫЙ ПАРОЛЬ НА ПОЧТУ

8 (383) 220-87-07

8 800 250-56-64

звонок бесплатный

Время работы: пн-пт 6:30-15:30 по Москве

2347 товаров
в наличии

Доставка по России
и странам СНГ

Ваша корзина
готова к заказам
Бонусная программа
«Возможность накопить на мечту»
ИНТЕРЕСНО?
новости
16.11.2016
Подковы "SteelForce" – это облегченные и прочные стальные подковы. Они подойдут любым лошадям: как спортивным, так и «прогулочным».
14.11.2016
Подкормки предназначены для регулярного применения с целью дополнения и коррекции ежедневного кормового рациона лошадей.
11.11.2016
В нашем магазине Вы всегда сможете купить все необходимое для себя и своей лошадки

Русская тройка

25.06.2007

Русская тройка как тип конной упряжки известна, по свидетельству печатных источников, с XVIII века. До XVII века включительно упряжная езда в России производилась лишь в одно лошадь или же несколько лошадей, запряженных гуськом. В начале XVIII века появились парная («на отлет») и троечная запряжки в ряд. Во втором десятилетии этого века нарочная почта стала применять для езды от одной до трех лошадей. Впрочем, на первых порах тройка (три лошади в ряд) была весьма редким исключением из правила. Но уже во второй половине XVII столетия почтовая тройка в силу таких достоинств, как высокая скорость и выносливость, большая грузоподъемность и хорошая проходимость, завоевала права гражданства.

В последней трети XVIII — начале XIX века тройка была официально узаконена для перевозки по широким дорогам курьеров и почты, а также пассажиров. При этом тройка запрягалась в сани, телегу, кибитку, тарантас, иногда в возок, но никогда в карету.

Настоящего расцвета в повсеместной популярности русская тройка достигла в первой половине XIX столетия. Иностранцы, испытавшие езду на тройке, единогласно утверждали, что нет более лихой и быстрой езды. Русская тройка, олицетворявшая как русскую удалую душу, так и русскую широкую природу, превратилась в своеобразный символ России. Вспомним хотя бы гоголевскую «птицу-тройку».

Появление в России в середине XIX века железные дорог и дальнейшее их интенсивное строительство привело к падению почтовой и пассажирской роли тройки. Она стала вытесняться с почтовых трактов в сельские местности, где долго еще сохраняла популярность на свадьбах и народных гуляньях. В начале XX столетия двухвековая эпоха знаменитых русских троек практически завершилась. В настоящее время тройки используются в России для катания на выставках и ярмарках, а также в различных соревнованиях.

Такова вкратце недолгая история легендарной русской тройки. Говоря о ее устройстве, надо иметь в виду, что тройка не имела аналогов в других странах. Основой троечной упряжки является русская парная упряжка («на отлет»), описанная мною в N 4 журнала «Охота». Для получения тройки достаточно с другой (обычно правой) стороны коренника припрячь еще одну пристяжную лошадь с упряжью, аналогичной упряжи пристяжной лошади парной упряжки «на отлет». Троечная упряжь и каждый ее элемент отрабатывался десятками и сотнями лет. Русская троечная упряжь исключительно рациональна, в ней нет ни одной лишней детали.

Важной отличительной особенностью троечной упряжки являются ее обильные украшения. Красочно декорировались хомуты. Помимо росписи и резьбы, которыми покрывались деревянные клещи хомута, часто применялась узорная тисненая кожа и особенно металлический набор на кожаной покрышке. Металлический набор из литых деталей разной формы вообще широко использовался в упряжки, давая красивые сочетания с кожей седелок, шлей, узд, шорок. В качестве металла употреблялись сплавы меди с никелем или цинком, посеребренная медь, иногда серебро. Помимо металлического набора, упряжь снабжалась кистями, без которых невозможно себе представить русскую тройку. Кисти прикреплялись на уздах и шлеях, свисая спереди и по бокам лошадей.

Но предметом особой гордости являлась дуга коренника, богато украшенная художественной росписью и резьбой. Резной узор состоял из ромбов, кругов, треугольников и других фигур. Что касается росписи, то поначалу особой популярностью пользовались дуги, расписанные золотой краской. Золоченая дуга должна была «гореть» на расстоянии и резко выделяться на фоне поля или леса. «А дуга-то, дуга — в золоте сияет…», — писал поэт Иван Никитин в стихотворении «Выезд троечника». Позднее на золотой фон стали наносить тонкий графический узор черной или красноватой красками. Этот узор создавал ритмические сплетения стеблей, цветов, зубчатых листьев.

В 60-е годы XIX века золоченые дуги были вытеснены живописными. Их роспись состояла из красных розанов и синих гроздей винограда, собранных в крупные цветовые контрастные сгустки, а также зеленых трав. Роспись оживлялась ритмичными белыми бликами. Яркие живописные дуги были заметны издалека так же, как золоченые. Кроме прикладной цели — видеть тройку с дальнего расстояния, была еще цель эстетическая радовать взор,

Однако к концу XIX века вкусы изменились в худшую сторону. Дуга стала тоньше, место для резьбы и росписи убавилось. Появилась мода изображать золотые, серебряные и пестрые натуралистические букеты цветов вместе с травами и виноградом. Разноцветные краски и мелкий рисунок резали глаз своей пестротой. В конце концов дуги стали окрашивать в один цвет. Одноцветные дуги иногда перевивались цветными лентами.

Вместе с расцветом курьерской и почтовой езды на тройках возникла потребность в специальных сигнальных средствах. Они должны были издавать звуковые сигналы, слышимые на значительном удалении и выполняющие две задачи. Первая — потребовать от пешеходов и экипажей немедленно освободить дорогу для курьерской или почтовой повозки. Ведь тройка, особенно курьерская, мчалась с большой скоростью, а правил дорожного движения в те времена не существовало. Поэтому велика была опасность столкновения с людьми и повозками. Вторая задача — известить персонал очередной почтовой станции о необходимости своевременно подготовить смену уставшим лошадям. Продолжительные остановки для перепряжки лошадей были недопустимы.

В странах Западной Европы в качестве звукового сигнального средства широко использовался в то время почтовый рожок. Попытки привить российской почте рожок предпринимались со времен Петра 1, но окончились неудачей. Ямщики предпочитали обходиться удалым свистом и молодецкими криками, призывая встречных и попутных уступить дорогу. Ямщиков наказывали штрафами и побоями, но наказания не помогали. Почтовый рожок остался лишь эмблемой российской почты.

Наконец, в последней трети XVIII века кто-то придумал использовать для сигнальных нужд бронзовый колокольчик, миниатюрную копию церковного колокола, столь любимого в народе. Удобное место для подвески колокольчика сразу нашлось — дуга над головой коренника тройки. Колокольчик туго привязывался к средней части дуги сыромятным кожаным ремнем. Во время езды раскачивался язык, который бил по внутренней стороне стенки колокольчика и тем самым производил звон. Колокольчик, подвешенный под дугой тройки, стали называть поддужным, а также почтовым или ямским.

Поддужные колокольчики выполняли две функции. Главной была сигнальная. Колокольчик издавал громкий, требовательный звон, который был слышен за две версты. Другая функция эстетическая. Курьерам, пассажирам и ямщикам приходилось преодолевать огромные расстояния по бескрайним российским просторам. Приятный звон колокольчика, радуя слух, скрашивал однообразие утомительной езды, которая нередко растягивалась на много дней. Поэтому звон колокольчика был одновременно и сильным, и нежным. Еще раз заметим, что такие понятия, как тройка, дуга, поддужный колокольчик, были чисто русскими и за пределами тогдашней России не встречались. Звон колокольчика лихой тройки как бы олицетворял удаль и волю русского народа.

Езда на тройках с колокольчиками в XIX веке стала очень популярной. Вслед за почтовыми тройками появились тройки многочисленных частных владельцев. Потребности в изготовлении колокольчиков быстро росли. Литье колокольчиков в России с самого начала приняло кустарный характер. Кустарные предприятия были мелкими, но получили широкое распространение во многих городах и селениях страны. Родоначальником кустарного промысла по изготовлению почтовых колокольчиков стал город Валдай Новгородской губернии, который выгодно располагался посредине тракта Петербург — Москва, главной почтовой магистрали России. По названию города Валдая поддужные колокольчики часто называли валдайскими.

Многие мастера любили снабжать свои изделия литыми надписями и украшениями. Год изготовления обозначался с начала XIX века. Часто ставилось имя мастера и место изготовления. Интересны отлитые на колокольчиках всевозможные крылатые фразы: «Дар Валдая» (слова из песенной строки «И колокольчик — дар Валдая»), «Кого люблю, того дарю», «Купи, не скупись, езди, веселись», «Звенит — потешает, ездить поспешает» и другие. Широко применялся различного рода орнамент. Излюбленными изобразительными мотивами были одноглавый и двуглавый орлы, святой Георгий Победоносец.

Езда троек со звоном, принявшая массовый характер, нередко вносила сумятицу в работу почтовой службы. Ямщики на почтовых станциях, заслышав звон колокольчика, часто бывали не готовы, думая, что едет какое-то частное лицо, а не почта. Многочисленные жалобы почтового ведомства на любителей ездить со звоном привели к тому, что правительство не раз в XIX веке издавало постановления, запрещавшие употребление колокольчиков частными лицами. Разрешение давалось только тем, кто служил на почте или в земской полиции, и лишь на время исполнения ими служебных обязанностей.

Однако подобные запреты научились обходить. С середины XIX века на шеи всех трех лошадей стали надевать кожаные ошейники с укрепленными на них гирляндами бронзовых бубенцов. Устройство бубенца в виде глухого полого шара с дробиной внутри не позволяло, в отличие от раскрытого колокольчика с подвешенным языком, извлекать сильный звук. Поэтому на бубенцы запреты не распространялись, и эти приятие звучащие предметы можно было применять в неограниченном количестве. Отсутствие ограничений на число употребляемых бубенцов привело к тому, что из множества бубенцов, подобранных по размеру, а следовательно, и по тону, стали создавать «гамму» — созвучную группу, производившую при езде «согласный» звон.

К концу XIX века запреты на применение колокольчиков утратили свою силу. На тройках стали одновременно употребляться как бубенцы, так и колокольчики. Два-три десятка бубенцов вместе с 1-3 колокольчиками специально подбирались в созвучие. Этот ансамбль был по своему звучанию совершенно неповторим и вошел в историю под названием «ямской гармони».

Еще одна особенность тройки состоит в том, что рослый и мощный рысак-коренник бежит размашистой рысью с высоким подъемом ног а более легкие пристяжные лошади скачут правильным размеренным галопом, красиво изогнув головы в сторону и вниз. Такая разноаллюрная, сочетающая рысь и галоп езда выглядит очень гармонично и красиво. Интересно, что пристяжные лошади скачут разным галопом. Как известно, галоп бывает двух типов. В зависимости от того, какая передняя нога дальше выносится вперед, различают галоп с правой или левой ноги. В тройке левая пристяжная лошадь идет галопом с правой ноги, правая пристяжная — галопом с левой ноги. Лошади выбирают нужный тип галопа инстинктивно, стремясь сохранить устойчивость (передняя нога, заканчивая скачок, уравновешивает повернутую в другую сторону голову).

Русские тройки нашли широкое отражение в русской литературе, музыке, изобразительном искусстве, фольклоре, Они до наших дней сохраняются и в народной памяти.

Анатолий Ганулич

Журнал «Охота» 1998 — 5

← Назад к списку